Вид с помоста открывался великолепный, весь город, как на ладони, Олимп проявился сквозь облака до неприличия чётко, и я мерно собирался продолжить свой рассказ об истории Салоник, как вдруг раскалённую тишину прервал резкий скрип тормозных колодок чёрного минивэна. Это было где-то между закатом Римской империи и началом Византийской эпохи.

экскурсии в салониках

Из открывшейся двери вышел мужчина средних лет с красноватым лицом и подал руку своей спутнице при выходе под звуки русского шансона. В сопровождении вставшего из-за руля человека (неопределённого возраста) они втроём стали набирать крейсерскую скорость в нашем направлении. В этот момент я прервал свой рассказ, нами овладело любопытство, и мы стали разглядывать троицу.

Мужчина был гладко выбрит, с победоносным взглядом, который источал уверенность. А при подходе, к уверенности прибавились ещё и лёгкий аромат дорогого одеколона вперемешку с не менее воздушным перегаром.

Афродита

Его спутница была на полголовы выше своего кавалера с приятной славянской внешностью и румянолитным лицом, местами от тюнингованным. Грациозно ступая выточенными ногами по асфальтовому подиуму, светлоокая дева источала флюиды, как радиацию Чернобыльский реактор, притягивая при этом похотливые взгляды достославных потомков Гомера и Аристотеля.

Идти ей не мешали ни тонюсенькие, как ножки бокала каблуки (такого же хрустального цвета), ни перевешивавшие всю хрупкую конструкцию человеческого скелета пухлые губы. Прекраснокудрая муза изящно жонглировала упругой грудью, подбрасывая её с каждым новым шагом, намереваясь вытолкать её из объятий тесной маечки. Плывущая далеко впереди от тела грудь, вызывающе нарушала эквилибрическое равновесие, при этом фигура не только не падала, отнюдь! Она с упрямством ледокола раздвигала прикованные взгляды и, не боясь упасть, даже шевелила тучными устами.

Когда Афродита многогубая поймала руками поручень и, закрепив равновесие, встала неподвижно со спутником, разглядывая панораму, сопровождающий пару протянул руку вперёд и с достоинством великого ритора произнёс изысканным кавказским акцентом: «вот Салоники!» Повисла пауза, продлившаяся несколько минут. За это время пара смогла насладиться видом с верхнего города, а мы разглядеть сопровождающего.

ВипГид

В нем всё выглядело гармонично и прекрасно: и лицо, и одежда, и носки под сандалиями. Тёмная кожа шлёпанцев элегантно контрастировала со снежной белизной, схожей со снегами Олимпа, носков. Три продольные белые полосы на штанах тёмного цвета создавали некое объёмное изображение в пространстве при мистической игре света и теней и напоминали чем-то мраморные колонны Акрополя. Изысканность вкуса многославного героя из Иллиады Гомера, лишний раз подтверждала надпись винтажного лоска на брюках «аdidas». Наличие золотого браслета на правой руке с узором меандра будоражили в нас дух античности, растёкшейся по жилам всех слушателей, а эстетичность композиции достойно дополнялась присутствием на мизинце огромного ногтя непонятного предназначения.

экскурсии по салоники

Все замерли, в том числе и я, в предвкушении рассказа из уст достославного обладателя золотого браслета. Многохитростный не переставал улыбаться, показывая белоснежные, пышущие здоровьем, зубы. И было в этой улыбке что-то искренне, манящее, доброе. Такой улыбке даже золотой зуб был бы к лицу. Наконец он собрался, протянул в сторону моря руку и под колыхание искрящегося на солнце браслета, молвил: «видите Белая Башня, слева стадион, а ближе к нам Ротонда. Я нЭ знаю кто здесь кого убил, когда, и за что, но это всё очень большие достопримечательности».

«Рублёвка»

Повисла неловкая пауза. Даже интеллект счастливой обладательницы роскошных губ требовал нечто большего. В этот момент рука с золотым браслетом направила палец на восток и торжествующе кликнула: «Видите, там на горе дома! Это район Панорама, мЭстная Рублёвка.»
Афродита со спутником выразили неподдельный интерес, на лице зашевелились эмоции. Тонкая талия опёрлась на перила и роскошный бюст изящно наклонился в сторону, желая получше рассмотреть «рублёвку». Пара всматривалась в даль, так же, как и Эгей на краю пропасти пытался рассмотреть красный цвет парусов на кораблях возвращавшегося сына Тесея. Стало понятно, что рассказ гида с этого момента их заинтриговал. Их спутник сладколестный не унимался: «У моего брата там дом, и мы делаем VIP экскурсии. Я уже 10 лет гидом работаю.» И как бы в подтверждение своих слов, предводитель запустил ноготь внутрь уха и стал проворачивать, словно заржавевший шуруп отвёрткой.

Какой слоган! Каков полёт фантазии, литературный русский язык, структурное мышление, неординарность в оценке исторических событий, манеры жесть, энциклопедические знания и широкий кругозор – хотелось хлопать и кричать браво!

То ли кодовое слово «випэкскурсия», то ли «рублёвка» чудесным образом преобразили светлоокую музу и её спутника, и они повеселели. Мужчина обратился к ВИПГИДУ: «Короче Склифасовский, вези нас в самый крутой ресторан рыбки покушать» и где это (поворачиваясь к Афродите пышноустой). Солнышко что ты хотела? Солнышко в этот миг приняло благопристойный вид, сложила разбухшие губки уточкой, кормленной исключительно ГМО, нимб над головой засветился разноцветными кокошниками, больше, чем у Надежды Бабкиной вместе с её ансамблем, и прошептала тихо сочными губами, опустив вуаль ресниц: «Шубку».

экскурсии салоники

Стены кругом огибая, во внутренность шли от порога
Кончив заботу сию, македонцы пир учредили;
Все пировали, сердца услаждая на пиршестве общем
Звуками лиры прекрасной, бряцавшей в руках Аполлона,
Пением Муз, отвечавших бряцанию сладостным гласом.
Громкий пеан Аполлону отроки пели,
Славя его, стреловержца, и он веселился, внимая.


17 октября 2016